ПОЧЕМУ МИШЕНЬЮ АТАКИ ВЫБРАН «ПАВЛОГРАДУГОЛЬ»?

      28 февраля возле здания «Павлоградугля» по инициативе группы лиц, неизвестно кого представляющих и обратившихся к шахтёрам Западного Донбасса через соцсети интернета, состоялся митинг протеста с одним только требованием – по поднятию уровня заработной платы на 50 процентов.
Сразу скажу: непонятно, почему именно в Павлограде, Терновке, Першотравенске – в западно-донбасском регионе, там, где регулярно выплачивается заработная плата два раза в месяц. Где один из самых высоких уровней заработной платы в Украине среди шахтёров. Почему не во Львовской области, почему не в Красноармейске (Покровске), где на государственных шахтах по два-три месяца не платят горнякам зарплату, где сама зарплата на порядки ниже, чем у наших шахтёров? Почему не там собрался митинг, а именно здесь?
Невооружённым глазом видно, что этот митинг организовывали не шахтёры. Это анонимная группа лиц. Требование, предъявленное руководству «Павлоградугля», сначала было поднять заработную плату на 100%, потом, после недолгого обсуждения было снижено до 50% с 1 апреля, но с 1 сентября этого же года – снова на 50%! Исходя из каких расчётов, из какого анализа? Да ничего этого, по всей видимости, не было. Поэтому и такое абсурдное, заведомо невыполнимое требование.
То, что тяжёлая жизнь сегодня, надо предъявлять претензии не к «Павлоградуглю», а к высшим эшелонам власти, к нашим депутатам – в первую очередь. Почему у нас такие высокие коммунальные тарифы? Почему у нас до сих пор налоги на пенсии? Почему у нас не пересчитываются регрессные выплаты? Почему у нас минимальная пенсия не равняется прожиточному минимуму? Вот какие вопросы надо задавать, но эти вопросы не к «Павлоградуглю».
Между прочим, на митинге присутствовало не так много шахтёров, были женщины с детьми, домохозяйки, просто обыватели – люди, которые недовольны общим уровнем жизни в Украине, но вряд ли они озабочены необходимостью повышения шахтёрских зарплат.
Что же касается нашей угледобывающей компании, то мы, шахтёрские профсоюзы, работаем, ведём социальный диалог с администрацией ДТЭК и «Павлоградугля» о повышении заработной платы – как у нас записано в коллективном договоре, с 1 апреля каждого года. И на протяжении последних лет на разные проценты у нас регулярно повышается заработная плата для всех шахтёров производственного объединения. И даже минимальная заработная плата в «Павлоградугле» у рабочих поверхности гораздо выше, чем  этот показатель в Украине.
Это наше достижение и на митинге звучали разные вопросы относительно грейдовой системы оплаты труда, на которой сейчас работает объединение «Павлоградуголь», мол, она плохая и её надо менять, и т. д. Но, как бы там ни было, эта система обеспечивает нам более высокий уровень заработной платы, чем на государственных предприятиях.
И вот как раз 28 февраля, а затем 1 марта, у нас было два заседания профсоюзов совместно с администрацией:  рабочей группы по заработной плате, и центральной комиссии по изменениям и дополнениям в коллективный договор. Мы обсуждали все вопросы планомерного повышения заработной платы на основании законных путей, на основании коллективного договора, на основании системы оплаты труда, на основании уровня заработной платы в промышленности Днепропетровской области и Украины в целом. У нас в коллективном договоре написано, что заработная плата шахтёров Западного Донбасса должна быть в 1,9 раза выше, чем заработная плата по промышленности нашей области. Вот это соотношение мы и соблюдаем. И на основании этого соотношения мы будем требовать повышения заработной платы.
На митинге генеральный директор ЧАО «ДТЭК Павлоградуголь» Сергей Воронин сообщил, что в бюджете нынешнего года запланировано повышение заработной платы на 15%. Наш профсоюз считает, что этого повышения недостачно, нам нужно выдерживать соотношение, как минимум, 1,9 раза к средней зарплате в промышленности области, а это уже будет больше 20%, однозначно, не говоря уже об озвученных руководителем угольного холдинга 15%. И на таком повышении уровня заработной платы мы будем настаивать. И, в общем-то, уже есть определённые наработки в этом направлении.
Ну, а требование митинга о 50-ти процентах нам непонятно. Если мы сегодня увеличим заработную плату шахтёров самого высокопроизводительного объединения, и при этом останутся на прежнем уровне доходов другие отрасли и слои населения, шахтёры государственных шахт, то как на нас после этого будет смотреть вся Украина?
Поэтому мы работаем в своём ключе. У нас вчерашним днём (1 марта) завершилась наработка всех изменений в коллективный договор на 2017-18 гг. сейчас уже согласованы все решения, касающиеся увеличения материальных помощей шахтёрам, выделения бесплатного бытового топлива, доплат полным кавалерам «Шахтёрской доблести» и «Шахтёрской славы», и многих других льгот, тех же компенсаций за свет и газ, то, что не выплачивается на государственных шахтах. Всё это есть в нашем коллективном договоре и он работает. Сейчас этот коллективный договор будет зарегистрирован в горисполкоме, как этого требует законодательство, и он продолжает действие уже в новом ключе с новыми уровнями заработной платы и льгот.
Это то, что, мы, профсоюзы, делаем честно и открыто, не анонимно – нам нечего скрывать. И в социальном диалоге с нашими партнёрами компании ДТЭК. В перспективе у нас, кроме всего прочего, есть ещё летний отдых и оздоровление трудящихся. Это и развитие спорта, это и производственная деятельность, охрана труда, бытовые условия горняков – весь комплекс процессов мы включили в наш коллективный договор. Мы работаем, чтобы и эта важная для трудящихся наша работа была организована на должном уровне.
И ещё раз повторяю: нельзя зацикливаться только на заработной плате. Ведь не одной заработной платой решаются все проблемы. Должна быть взаимосвязь и с депутатским корпусом. Почему у нас плохие дороги, почему у нас такие, явно завышенные коммунальные платежи? Почему то, что мы можем сделать даже внутри Павлограда, мы не делаем? К примеру, имею в виду необходимость удешевления того же проезда в общественном транспорте, оплаты за воду и так далее. Вот на это нужно обращать внимание, и в этом плане мы работаем.